ОЛЬГА КОЛИНА

Интервью с Ольгой Меньшиковой


Бывает, что устаю от работы, но парадокс в том, что ей же и наполняюсь.

В преддверии нового 2018 года мы предлагаем вам по-новому узнать личность невероятно талантливой и необычной, загадочной и глубокой, удивительной и уникальной Ольги Меньшиковой. Ведущий стилист IDEA-class, человек с нереальным ощущением красоты, пространства, времени и образов, автор методики «аутентичной стилистики» Ольга рассказала журналу IDEA-life о себе. А начался разговор, конечно же, с работы, хотя мы этого и не планировали…

ПРО ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ,
ЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО И БЛИЗКИЙ КРУГ

— Ольга, добрый день! Предлагаю начать нашу беседу с самых простых вещей. Расскажите, как устроена ваша повседневная жизнь?

— Здесь я вряд ли смогу вас удивить, большая часть моей жизни – это работа. Для меня это и профессиональное развитие, и способ зарабатывать деньги. Все мои увлечения также связаны со сферой имиджа и стиля. Мне, наверное, очень повезло, я люблю свою работу и все, что к ней так или иначе относится! А если говорить о других моментах моей жизни, то мне нравится состояние покоя, наблюдателя, когда не нужно куда-то спешить. И большую часть времени бывает именно так. В свободное время люблю смотреть кино, размышлять, замечать, наблюдать.

— А с чего начинается ваш день? Как, к примеру, вы выбираете одежду на день?

— Если планируется выход – на работу, на мероприятия и т д, то выбираю одежду, которая будет демонстрировать мои знания. С ориентиром на сезон, конечно. Утром учитываю свет, так как освещение во многом определяет уместность вещи. Ведь если в сумеречное время человек одевается ярко, то это выбрасывает его из мирового единства. Яркое выигрышно смотрится в солнечные, насыщенные светом дни. Другой аспект – это настроение. Я тонко чувствую соединение с миром природы.

— Когда появилось столь трепетное отношение к подбору повседневных сетов?

— Это стало важным и возможным для меня не сразу. В 20 лет, конечно же, я так не одевалась. А сейчас, это часть моей жизни и по-другому просто не могу. Меняю вывеску в гардеробе в зависимости от сезона. Гардероб у меня достаточно объемный, позволяет свободно в нем существовать, подбирать вещи под любые запросы и случаи.

— А есть ли любимые вещи в гардеробе?

— Здесь многое зависит от вещи. Пока вещь новая, она мне малознакома и не сразу понятно, станет ли она любимой. Удачная вещь – это совпадение самых разных нюансов — состав ткани, крой, принты, удобство, бывает, случается еще и душевное единство с тем или иным нарядом. Для многих не секрет, что я люблю делать бижутерию своими руками. Иногда откровенничаю, рассказываю, как получаю неимоверное удовольствие от процесса, а вот носить предметы своего творчества не особо получается. Среди десятка, хорошо, если одно украшение станет любимым.

— Вещи, гардероб – и вот мы опять в теме имиджа и стиля. Не так просто от нее отойти. А давайте — кардинально о другом. Как у вас с бытом? Что-то любите из повседневных бытовых дел?

— Я с бытом не в очень хорошем ладу. Хотя все бытовые дела делаю сама. Уборка, посуда, продукты – все это в моей жизни есть, со всеми этими задачами я справляюсь, но … без особого вдохновения.

— Бывает, женщинам чтобы успокоиться и «выпустить пар» достаточно устроить генеральную уборку или перемыть гору посуды…

— О, это точно не про меня. Я спокойный человек и дополнительные приемы для разгрузки или для того, чтобы успокоиться, мне не требуются. Я вообще практически не раздражаюсь.

— Может быть, готовить нравится? Любимые блюда?

— Достаточно много блюд, которые меня радуют. И ем я с удовольствием, всякие диеты и прочие истязания себя мне чужды. Но я предпочту насладиться кухней в кафе или в ресторане. Я люблю профессионалов в любой области! Поход в ресторан у меня может быть как с друзьями, так и в одиночестве.

— О друзьях давайте поподробнее. У вас много подруг? Как часто получается с ними общаться? Вот, к примеру, даже сходить в кафе.

— У меня их немного. Их даже скорее нет совсем. Для меня это не слишком близкий и понятный формат – ежедневное или частое общение с человеком, обсуждение деталей быта и прочее. Для меня близкий круг – это несколько знакомых и только. Вообще, понятие друга связано с очень близкой дистанцией. Это человек, которому ты можешь доверить все. Мне это не нужно. Я не склонна откровенничать и не могу даже вообразить, как это можно часами разговаривать и обсуждать бытовые моменты, других людей, свои переживания. Для меня комфортно и естественно все оставить внутри себя.

— Возможно, по этой же причине вас почти нет в социальных сетях. Почему так получилось, и планируете ли это исправить?

— Да, возможно. Трудности связаны с форматом, который предполагает открытую демонстрацию себя. Это для меня неестественно. Я понимаю, что присутствие в социальных сетях необходимо в современном обществе и очень надеюсь, что в самое ближайшее время найду подходящий, комфортный формат.

— А путешествия – комфортный для вас формат? Вы любите поездки, смену мест?

— С путешествиями у меня связаны два момента. Первое: есть интерес к новым городам, странам и впечатлениям. Второе: я боюсь разочарований, времени потраченного впустую. В реальном мире, к моему большому сожалению, слишком много шелухи, а это может испортить настроение и впечатления, лишить вдохновения. Я люблю мир, очищенный от случайных предметов или лишних деталей. В целом, для меня важны и приятны путешествия внутренние. И помогают в этом фильмы, книги.


ИЗ ДЕТСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ

— Где вы родились? Расскажите о своих родителях. Кем они были?

— Я родилась в деревне, в тихом спокойном местечке, в станице Обливская. В районе донских степей. Папа мой из казачьего рода, мама родом из Белоруссии. Казачий быт и уклад жизни, творчество, пение – это все близкие и понятные для меня вещи. Я выросла в той культуре, это были 70-80 годы.

— Сохранились какие-то яркие воспоминания из детства?

— Воспоминаний много и они различны. Я не ходила в детский сад, не посещала кружки – деревня наша настолько мала, что всего этого там просто не было. Я очень рада своему детству, и может быть, эти обстоятельства сформировали мою самодостаточность: я нередко играла одна, умела находить себе занятия по душе, никогда не скучала.

Яркие впечатления детства связаны с мамой, с нарядами, которые она шила на заказ. Эти вещи выделялись. Помню ярко-желтое платье из кримплена, синий костюм с золотыми пуговицами, на которых были изображены груши. Мама любила себя наряжать, и у нее это получалось, несмотря на то, что модели/фасоны тогда брали разве что из отрывных календарей.

А еще я помню, как обнаружила в кладовке экстравагантные черные лакированные сапоги-чулки, видимо, у мамы не хватило смелости носить них.


ПРО ТВОРЧЕСТВО И ПУТЬ К ПРОФЕССИИ

— А кем вы мечтали стать в детстве, помните?

— Конечно, помню — космонавтом! А потом еще и художником. Это две яркие детские мечты. Взрослея, ближе к 8 классу, задумала стать дизайнером и даже могла уехать учиться в Волгоград. Но так получилось, что в 9-10 классах увлеклась народным пением и в результате после школы поступила в Ростов-на-Дону в училище на народно-хоровое отделение. Отучилась, получила красный диплом. С успехом прошла прослушивание и получила приглашение в государственный хор донских казаков под руководством Анатолия Квасова.

— Вот это да! Неожиданно. Почему же не стали развиваться в этом направлении?

— Я оказалась на распутье: либо с головой уйти в народное пение, либо продолжить обучение в Москве. Следуя совету моей преподавательницы по вокалу, я выбрала второе и в самое ближайшее время оказалась в числе студенток хорового отделения МГУКИ.

— Расскажите о своей московской студенческой жизни.

— Это были лихие 90-е! Помню, родители дали мне с собой в Москву 60 рублей, которые закончились у меня за 2 дня пребывания в столице. Я была студентом во всех смыслах этого слова. Знаю, что такое студенческий голод, бывали такие дни, когда кроме чая мы ничего не ели. Было сложно и трудно. Нужно было что-то предпринять.

Решила искать подработки, на репетициях сорвала связки. В тот момент мне пришло в голову неожиданное решение: перевестись на имиджевое направление. Факультет имиджа позволял учиться по выходным, совмещая это с работой. Альтернативными вариантами были менеджмент и сфера туризма – сферы, которые меня привлекли меньше.

Так я оказалась в числе студентов 2-го набора на факультете имиджелогии. Никак не думала, что достигну успеха в этой области: направление только развивалось, сильных преподавателей было мало. Яркой личностью и Учителем с большой буквы стала для меня Любовь Михайловна Попова. Она определила мою профессиональную судьбу.

— Получается, случайно выбранная профессия стала для вас смыслом жизни и дала возможность достичь столь высокого уровня мастерства?

— Можно сказать и так. Выбранное направление невероятно увлекло меня, и плюс к этому профессия сразу стала кормить, приносить деньги. Я постоянно работала, набиралась опыта. Буквально через полгода я стала преподавать – в колледжах, институтах, в телецентре Останкино. Все складывалось удивительным образом, получалось и шло как будто само собой.

Я навсегда запомнила свою первую клиентку. Ей оказалась балерина с красивым именем Люция. Я обрадовалась и подумала: волшебное имя – хороший добрый знак.

— А как вы познакомились с Люцией? Где встретили свою первую клиентку?

— Дала короткое объявление в журнале «Досуг», там размещали афиши театра и кино, писали о своих услугах репетиторы. И вот судьба свела сразу с такой интересной персоной.

— Да, удивительная история. А что тогда люди хотели от стилистов, с какими запросами обращались?

— Как сейчас, так и тогда это стандартный комплексный запрос- подбор цветов, силуэтов, аксессуаров, украшений и нюансов макияжа. Людям хотелось лучше узнать себя, понять, что им подходят. Люция, кстати, осталась довольна нашим сотрудничеством. И я, как вы можете понять, тоже. Меня вдохновила наша совместная работа.

— Ольга, а что для вас «стилистика»? Какие смыслы вы вкладываете в это слово?

— Это область, которая вбирает в себя все грани и понятия прекрасного. Это образ жизни. Это как эстетическая режиссура. Стилистика наполняет мою жизнь смыслом, делает ее красивой, нужной, понятной для меня.

— Как вы относитесь к своей работе? Это служение людям?

— Это почти все. Моя мечта о гармоничном мире, о гармоничном человеке. Когда я обучаю студентов – чувствую, что работаю с капелькой мирового океана. И в этой капельке я раскрываю, что есть прекрасное, что есть безобразное. Моя работа – это есть служение прекрасному и красоте! Не людям. Если идти за желаниями клиентов и студентов, то можно впасть в состояние ведомого. У меня такого нет и быть не может. Но я вижу немало подобных примеров.

Для меня стилист – это проводник, который прежде всего меняет восприятие прекрасного, открывает человеку новые грани красоты.

— Случается ли такое, что вы устаете от работы?

— Бывает. Но очень-очень редко и на короткое время. Причина этому — осознание, что тот или иной человек, к примеру, из числа студентов, не способен, не готов принять, понять, открыть для себя мир образности, то, о чем я говорю. Это отнимает у меня силы. Материал, который я даю – для меня сокровище, собранное по крупицам, набор ценностей. Если человек не может увидеть и оценить это сокровище, он обесценивает его. И людей таких я встречаю достаточно много. Они приходят в Школу просто ради развлечения, посмотреть-послушать и не более. Для меня это состояние тупика.

— А почему люди не способны увидеть, разглядеть и понять?

— Чаще всего от того, что человек приходит к стилисту или в Школу с единственной целью — найти подтверждение тому, что у него все в порядке с пониманием стиля и нет проблем со вкусом. А это далеко не так. А еще, клиенты нередко полагают, что стилист обязан исполнить любые капризы и желания.

— А что на самом деле делает стилист?

— Некоторые, действительно, исполняют прихоти и всячески стараются угодить клиентам. Шопперы занимаются поиском вещей под те или иные сеты. Для меня же, стилист – это работа с новым осознанием предметов и вещей. С новыми понятиями красивого и некрасивого. Как и в любой сфере- в этой важно, чтобы клиенты нашли своего стилиста, а стилист своего клиента.

— Какие люди могут стать крутыми стилистами? Какие качества важны, на ваш взгляд?

— Самое важное — отсутствие трансляции собственного, субъективного вкуса. Нужно научиться мыслить и работать разными эстетиками. Что-то стилисту, безусловно, может быть близко по духу, но на работе это не должно отражаться. Из качеств — это «объективное видение» (белое – так белое, округлое- значит округлое). А бывает так, что бровь, к примеру, угольная, а студент говорит – плавная. Откуда такое восприятие? Это уже, скорее всего, вопросы психологии. Случается и вовсе откровенное придумывание. В таких случаях, думаю, надо менять профессию.

— Вы много преподаете. Сколько по-настоящему сильных талантливых стилистов встретилось вам среди студентов?

— За 20 лет практики я бы выделила не более 20-25 студентов, а вспомню по именам 4-5 человек. Отражение таланта и силы – работы студентов. Так получается, что с большинством студентов я отношения не поддерживаю. И говорить могу больше про тех, кто был на очных курсах, так как я более четко чувствую людей при личном общении.

Бывает, конечно, я что-то вижу, слышу о своих выпускниках, но крайне редко.

— А вам хотелось бы, пусть и не часто, видеться со своими выпускниками?

— Вообще, да. Я ожидаю, что можно 1-2 раза в год прийти в студию, узнать, как у преподавателя дела, что-то рассказать о своих работах, может быть поблагодарить. Или хотя бы написать добрые слова в отзывах. Мне было бы такое очень приятно. На занятиях, конечно, многие восхищаются, говорят о том, что открывают новые грани, а потом … Активность куда-то пропадает… А можно прийти или просто поздравить с праздником.


ПРО НАПОЛНЕНИЕ И ВДОХНОВЕНИЕ

— Ольга, скорее всего вам, как представительнице творческой профессии, постоянно требуется подпитка, свежие впечатления. Расскажите, где вы черпаете вдохновение?

— Ткани – вот что меня действительно вдохновляет! Магазины тканей.

Все остальное – кино, мода, природа — скорее, профессионально наполняет.

Очень люблю смотреть фильмы, почти всеядна в плане кино. Смотрю и старые, и современные; и западные, и советские. Не люблю, пожалуй, только наше российское современное кино. Здесь проблема вот какая: в погоне за зрелищностью, наши режиссеры пытаются подражать голливудским фильмам, с их эффектами и характерами. Но этими приемами рисуется чужой мир, чужие жесты и фильмы получаются не про Россию, а про Америку. Это бросается в глаза, в первую очередь, в историческом кино. Появляются девушки с неестественными бровями, глазами и губами. А вот советское кино – чудесно! У меня даже есть задумка сделать курс по фильму «Самая обаятельная и привлекательная». Там много одежды перекликается с современными западными коллекциями.

Вообще, фильм – это настроение и самое главное – визуальное впечатление. И когда продуманы детали – свет, костюмы, композиция – просмотр, конечно, вдохновляет. Из любимых назову, пожалуй, «Елизавета», «Елизавета. Золотой век», «Властелин колец», «Мемуары гейши», «Отель «Гранд Будапешт», сериал «Во все тяжкие», сериал «Борджия», «Меланхолия», «Любовное настроение». Боюсь сейчас все не вспомню…

— А что расскажете про живопись и литературу?

— Читаю не так много, как хотелось бы. Я очень забывчива в плане чтения. К примеру, там, где есть визуализация – фильмы, картины – запоминаю более детально, и в памяти впечатления фиксируются очень ярко!

Книги выбираю в основном искусствоведческие. А еще меня привлекает фантастика, читаю с удовольствием. Но по окончании чтения почти всегда испытываю тоску, как будто не хочу и не могу покинуть тот мир, в котором жили герои книги. Я очень быстро срастаюсь с миром книги, и ощущаю свою причастность к происходящему. Это почти всегда мучает меня.

Если говорить о живописи, могу выделить период Ренессанса, прерафаэлитов. Восхищаюсь живописью Леонардо Да Винчи, Рафаэля, Тинторетто, Рембрандта, Карло Кривелли. Бывает еще и отдельное полотно вызывает особые ощущения – Рембрандт «Сусанна и старцы», «Аман узнает свою судьбу».

— Продолжим тему вдохновения. Думаю, есть дизайнер, который близок вам по духу. Я права?

— Да, для меня это Антонио Маррас. Удивительный уникальный мастер! Я ощущаю очень сильное родство с его взглядами, идеями, воплощением задумок в коллекциях. То, как он видит мир, любовь к соединению фактур, игра на принтах – все это близко мне и даже про меня. С самых детских лет у меня с этим дизайнером зеркалятся идеи. Это очень родной подход. Лично я с ним не знакома, даже не смею мечтать об этом. Но счастлива уже от того, что могу смотреть и трогать его вещи вживую.

— Говоря об источниках профессиональной напитки, вы назвали еще и природу. Что дает вам природа? Как вы ее понимаете?

— Природа для меня – это связь с вечностью. Природа расставляет все по своим местам. Мода и стильность – продукты для пространства города. Мода отступает, когда ты лицом к лицу с природой. И начинается другая история — общение с вселенской тайной.

Я люблю природу, но редко бываю где-то за городом. Да мне и необязательно именно ходить по земле, достаточно наблюдать виды из окна автомобиля, поезда или самолета.

У меня есть некоторые мечты, я думаю, что обязательно буду посещать северные страны, такие как Норвегия, Скандинавия. Меня завораживает спокойствие и неторопливость этих мест. Иногда кажется, что я могла бы туда переехать жить… Так сильно действуют на меня размышления об этих странах. Но это может быть и моими иллюзиями …вымыслами. Да и профессия стилиста нужна именно в городе…

— Может быть подобные мысли – о спокойных местах, о размеренной жизни – помогают вам перезагрузиться, восстановить силы, передохнуть?

У меня монотонный ритм жизни. Для меня важно иногда переключаться – выпасть из привычного ритма, уехать на неделю. Но не более. Может быть, вы удивитесь, но я ни разу не была в отпуске в принятом смысле этого слова. Одна из причин – я быстро скучаю по работе. Мне неуютно и пусто без нее. Профессия разноплановая, можно отдыхать и переключаться, не выходя за ее пределы. Создать новый курс или доработать имеющийся материал; продумать темы предстоящих вебинаров или же погрузиться в подготовку презентации с коллажами для клиентов.

Бывает, что я устаю от работы, но парадокс в том, что ей же и наполняюсь.


ПРО IDEA-CLASS И СВОЮ РОЛЬ В ШКОЛЕ

— Вы стояли у истоков создания школы IDEA-class, многие студенты приходят в школу в поисках общения с вами. Расскажите о том, как вы видите свою роль в жизни IDEA-class.

Школа зарождалась и развивалась на основе моих программ. Я считаю себя основой Школы в плане профессионального наполнения. Что касается административной части и продвижения – это, конечно, Татьяна Бондаренко с ее энергией, с ее командой. Именно им удалось вывести Школу на высокий уровень и, безусловно, правильные стратегии Татьяны во многом поспособствовали моей известности и популярности. Я благодарна Татьяне и ее команде за все это!

— Какие направления развития школы IDEA-class вам близки?

— Сейчас IDEA-class — это расцветшее дерево, которое растет и плодоносит. Просматриваются два ответвления: визуальная часть (то, с чего все начиналось) и психологическая (архетипы, коучинг). Я люблю четкий, профессиональный уклон, побаиваюсь распыления. И, честно скажу, поворот в сторону внутреннего, психологического – это новый для меня подход. Я замечаю, что он увлекает многих сегодня. Это неплохо. Но для меня важно, чтобы при этом не забывали про визуальную часть. Стиль – это в первую очередь, визуальная сторона, это связано с художественными особенностями. Плюс к этому, моя 20-летняя практика показывает, что внутреннее, как правило, созвучно внешнему.

— Расскажите об этом немного подробнее.

В современном мире все как будто забыли про суть такого понятия, как «икона стиля», личности, которая запоминается тем, как работает со своей внешностью. Сила впечатления от этих людей связана с тем, что в них и внешность, и внутреннее состояние, и образ жизни — едины. Надо понимать, что в естественной среде стильный человек сначала развивается как личность, а потом приходит к своему образу. Картинка быстро отваливается, если внутри пустота, если образ — фальшивка. Тот, кто примеряет маски, изображает — долго не продержится. Я гораздо более уважаю людей, которые выглядят правдиво.


ПРО МЕЧТЫ, ЦЕЛИ И ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

— У вас есть заветная мечта?

— Я бы очень хотела пообщаться с Леонардо Да Винчи – талантливый человек с нечеловеческими способностями. Гений всех времен и народов. Уникальный мастер! Надеюсь, моя мечта сбудется!

— Вы ставите себе цели? К примеру, на неделю, на месяц, на год?

— Слишком жесткий для меня прием: не работает и не приносит удовольствия в мою жизнь. Постановки целей, тайм-менеджмент и прочее — американский подход, который, на мой взгляд, не совсем подходит российскому менталитету. Если говорить о работе и развитии, то, слава Богу, рядом со мной рядом есть те, кто ставит цели, следит и контролирует их исполнение. Я полагаю, что целей я достигаю, но по-своему: они – результат моего образа жизни. Состояние «плыть по течению» — мое состояние. Я вообще не склонна с собой бороться, создавать из себя нечто иное, чем то, что я есть. И в плане жизни для меня важно оставаться в естестве и цельности, не перерождаться в чуждое мне состояние и не ломать себя.

— А планы на будущее? Им-то есть место в вашей жизни?

— Вполне. Мне интересно пробовать разные форматы. В центре внимания сейчас, безусловно, «Дом стиля Ольги Меньшиковой». Я продумываю, как развивать этот проект. Это пространство, где собираются единомышленники, где появляется иное восприятие. В ближайшем будущем будет много обновлений, пока не хочу распространяться, каких именно. Сначала ментальных, а потом и физических.

Я вообще не хочу сосредотачиваться на одном. Думаю, что займусь дизайном одежды. Останавливает только «закон чести стилиста». Вещь должна идеально подходить человеку, а отпуская ее в свободные продажи, ты не можешь знать, кто ее купит, и его ли это вещь. Может быть, это утопия, но хотелось бы так организовать процесс покупок, чтобы стилист сначала смотрел человека, понимал его эстетику, а потом только шла продажа вещей. Но я понимаю, что к такому публика должна быть готова. А у нас она пока всеядна.


ПРО НОВЫЙ ГОД

— Так как мы готовим новогодний номер, и атмосфера праздника сейчас повсюду, не могу не спросить, что для вас Новый Год?

— Я вообще не люблю праздники. Никакие. Меня абсолютно не вдохновляют и не радуют официальные поздравления, поступающие одно за другим. Для меня сложно и утомительно, когда 30-31 декабря все начинают собираться, суетиться, наряжаться, готовить разные блюда в большом количестве. Не люблю массовый ажиотаж. Для меня счастье – спонтанный праздник, к примеру, неожиданно наметившиеся посиделки с друзьями.

В детстве, конечно, я ждала Новый Год, радовалась подаркам, удивительным костюмам, которые мама шила для меня к утренникам. Сейчас для меня новогодние дни – это рубеж, который нужно пройти, только и всего. Очень радуюсь 1 января, наблюдая спад суеты и приход тишины. Новогоднюю ночь провожу дома, не люблю бывать в гостях.

— Честно говоря, неожиданные слова. А как вы относитесь к подаркам?

Я не люблю подарков. Во-первых, потому что мне непросто угодить, сложно подарить то, что будет по-настоящему радовать. У меня требовательный вкус. Получается, мало кому по силам справиться с такими задачами. А подарки по списку и запросу – это неинтересно и смысл в них исчезает.

— Не знаю, стоит ли, но все-таки задам еще один вопрос. Вы загадываете новогодние желания?

— Вообще-то, да. Но они почему-то не спешат сбываться (смеется). Но в этом году, наверное, опять попробую!

— Здорово! Тогда я хочу от души пожелать вам, чтобы загаданное в эту новогоднюю ночь, обязательно исполнилось!


ПРО РАЗНОЕ. ВОПРОС-ОТВЕТ

— Кем вы себя ощущаете. Каким героем из фильма\мультфильма?

— Я — касатка в атлантическом океане. Приятно быть редким видом и иметь впечатляющий внешний вид. А еще, привлекает ощущение путешествия в бесконечности пространства.

— У вас есть потребность быть героем? Совершать подвиги?

— Нет, такой потребности у меня нет. Иногда, очень редко, возникает подобное чувство, но словно тень. Такое случается в моменты, когда я стараюсь разубедить в человеке его закостенелые представления о красоте.

— Вы перфекционистка?

— Есть внутри такое чувство. У меня перфекционизм, скорее, в получении опыта, знаний. Но в жизни, наверное, нет.

— Вы оптимист или пессимист?

— Пессимист. Меня вдохновляет жизнь воображаемая, идеализированная, но не мир вокруг.

— Вы что-то коллекционируете?

— На данный момент моя коллекция – это предметы моего гардероба. Каждая вещь создается и обретает свою жизнь. Я не считаю, что эти вещи устареют или мне нужно будет их кому-то отдать. Нет. Мои вещи еще долго будут жить в моих шкафах.

— Есть ли у вас «икона стиля»? Или — ориентир профессионализма?

— Я никому не подражаю, никого не копирую и «иконы стиля» у меня нет. У меня предостаточно своих идей, остается только искать возможности и силы для реализации. Маррас и Лакруа – это для меня ориентиры, «иконы профессионализма».



ВОПРОСЫ ОТ КЛИЕНТОК ШКОЛЫ

В анонсах номера IDEA-life мы писали о том, что персоной новогоднего выпуска станет ведущий имидж-стилист, автор и преподаватель курсов школы IDEA-class Ольга Меньшикова. Возможность задать свой вопрос Ольге была у каждого. Давайте посмотрим, какие темы волнуют студенток Школы, и какие комментарии дала Ольга Меньшикова.

— Вариант краткой формулы от Ольги Меньшиковой: «Стиль — это …»?

— Это яркая личность. Самодостаточность. Стиль там, где нет стремления нравиться всем или кого-то копировать. Стиль, с одной стороны, это общее впечатление. А с другой – многочисленные нюансы – оттенки, определенная длина или ширина, фактура, крой, цвет и так далее.


— Как складывался путь Ольги к ее собственному стилю? Каковы главные источники вдохновения ее личного стиля?

— При всем моем профессионализме, я не могу сказать, что я – стильная личность и что у меня яркий образ. Мне проще выявить и увидеть ядро стиля, возможности его реализации в моих студентах и клиентах. С собой в разы сложнее. Путь к собственному стилю для меня – это маршрут со множеством остановок. Движение от точки до следующей точки. С переосмысливанием и доработками. Основа – это, конечно, восток, этника, Япония, Китай, реже – Африка и Индия. Сейчас для меня важно новое ощущение себя. Мне хочется больше аскетизма и простоты. Меняется отношение к себе, и следом — костюм.

Вдохновляют коллекции Антонио Марраса и походы по магазинам тканей, там нахожу, что и из чего можно сшить и понимаю, куда эту вещь смогу надеть.


— Случались ли у Ольги «стильные перевороты», разделившие ее стиль на «до» и «после»?

— Моя стильная история началась с приходом на факультет имиджелогии. Далее я год за годом глубже исследовала свое стилевое направление, претворяла его в жизнь, вдохновляясь разными источниками. Это было развитие от точки до следующей точки. Никаких экстремальных метаний у меня никогда не случалось. Цвет волос — родной, и не было желания вдруг перекраситься в рыжий или, тем более, стать блондинкой. Могу сказать, что и в детстве, и в юности, мне интуитивно нравились вещи, так или иначе связанные с темой востока.

Всем, кто считает, что полученное образное решение – это скучно и тесно, могу сказать, вы рассуждаете так оттого, что не видите, не понимаете, насколько многогранна и разнообразна каждая тема. Стиль становится интересным только тогда, когда вы с увлечением в него погружаетесь.


— Любимая эпоха или течение в моде?

— Период Ренессанса. Модерн. Романтическое направление в моде. Выделю, пожалуй, Валентино, Альберта Ферретти и восточные (большей частью, японские, китайские) коллекции.


— Каким, по мнению Ольги, является «российский почерк» в моде и стиле, помимо грустной истории о «догоняющем развитии»?

— Работы российских дизайнеров, к сожалению, пока именно история о «догоняющем развитии». У нас очень низкий уровень дизайна. Хотя вроде бы все инструменты и помощники доступны – глянец, интернет — можно смотреть коллекции признанных мастеров и начинать пусть даже с копирования, но качественного, глубокого. Просто для того, чтобы почувствовать ход мыслей, логику настоящего дизайнера. У нас в России много желающих самовыражаться — забывая о базе, об элементарных правилах. О том, как это происходит у западных дизайнеров, я раскрываю в своих курсах «Секреты от кутюр» и «Курс по развитию вкуса».

Российским дизайнерам явно не хватает образного мышления и видения коллекции как целостной картины, глубокого интересного видения образа. Нет яркой идеи, либо идея есть, но она коряво проявлена в форме.


— Если бы Ольга основала собственный бренд одежды, каким бы он был?

— Если я начну создавать вещи, а я думаю об этом, то они будут подобны вещам Антонио Марраса. Мне особенно близко то, что он делал для марки Кензо, когда был там дизайнером. Поэтому боюсь, что мои коллекции могут счесть за слабый плагиат. Хотя на самом деле здесь другое. Мне удивительно созвучен творческий почерк Антонио Маррасса. Я мыслю его приемами, порой представляю себе какие-то вещи, а потом вижу почти один-в-один в его коллекции. Это сложно объяснить…

Мне близок формат плательный и юбочный, обилие принтов, свободный тип кроя, цветовые контрасты. Но сейчас, в текущий момент мне приятны скорее более мягкие сочетания цветов (к примеру, оливковый+сирень), присутствие черного. То есть непростые цветовые зарисовки в пастельной гамме.


— В работе с клиентами решение, вдохновленное внешностью, корректируется с учетом внутреннего мира человека или, наоборот? Классификации типажей ХХ века шли, в основном, от внешности. Сегодня всюду говорят, что важнее выразить внутреннее. Каково мнение Ольги? Считает ли она полезными какие-то известные классификации типажей и стиль-персон?

— Если мы не психологи и не психиатры – значит, начинаем с внешнего. Архетипы и характер – изменчивы, во многом зависят от настроя, проявления человека в текущем моменте. А если, к примеру, человеку не идет оранжевый цвет и короткая длина, то о чем вообще можно говорить?! Ни архетипы, ни характер в таком случае уже никак не повлияет.

Что касается классификаций. Дело не в том, какой скальпель возьмет хирург, и не в том, какой системой цветотипирования воспользуется стилист. Главное – это талант, способность оперировать или способность видеть образ. Любая система – лишь примитивная, опорная база. А дальше – все зависит от того, как воспользуется ей человек, как будет работать, мыслить, развиваться. Стилист дает ответы на сложные вопросы и должен соотнести человека с неким идеалом.


— Сейчас профессия стилиста мега-популярна, и IDEA-class вносит огромный вклад в продвижение этого направления и в подготовку специалистов. Какие критерии профпригодности назвала бы Ольга, стилист «первой (или второй?) волны» в постсоветской России? О чем бы она посоветовала подумать тем, кто хочет попробовать себя в роли стилиста?

— На старте нет возможности понять, получится у человека стать стилистом или нет. Советую курсы нашей школы, с вдумчивым серьезным подходом к выполнению домашних заданий. Самостоятельные оценки бесполезны. Нужен профессиональный взгляд со стороны. Именно поэтому самое ценное – это комментарии к сделанным коллажам и подборкам, содержательная обратная связь от профессионалов. Только так! На мнение клиента опираться не стоит — он не всегда может до конца понять, принять, оценить разработанный для него образ.

Далее, нужно осознать, что профессия – трудная, требует погружения, творческих исканий, непрерывного развития. Предполагает качественное обучение, умение работать с клиентом многоэтапно. И учитывайте тот факт, что сегодня в сфере имиджа и стиля высокая конкуренция.


— Кем из своих многочисленных учеников Ольга особенно гордится?

— Я всегда была требовательна и к себе, и к ученикам. Наверное, поэтому мне сложно вот так сразу назвать. В первую очередь, конечно, Татьяна Бондаренко, далее – Ирина Риц, Нина Ротганг, Ирина Анохина. Но я не слежу за судьбой и развитием моих студентов. Может быть, какие-то самородки работают в небольших городах, а я этого просто не знаю. Для меня важны два момента: высокий профессионализм и мироощущение, близкое мне, такой стилист становится мне соратником, единомышленником.


— В последние годы в западной моде, как на подиумном, так и на «уличном» уровне, прослеживается стремление сломать шаблоны. Идет «бунтарский» поиск чего-то нового. Как Ольга относится к этому явлению? Были ли случаи, когда ее восхищали решения «вопреки»?

— Важно помнить, что суть моды – быстро состарить новое. Как вы понимаете, что ваш яркий костюм уже вне моды?! Верно, вокруг перестают носить такие вещи. Мода всегда предлагает что-то новое на текущий момент. Нынешнее поколение смотрит на происходящее и думает, что вот оно – бунтарское проявление моды. На самом же деле, так было всегда. Это можно без труда проследить по десятилетиям прошлого века.

Я бы сказала, что в моде XXI века есть новый прием – это понятие «эклектики», когда внутри комплекта или даже внутри вещи соседствуют разные фактуры и стили. Одежда крошится на осколки. Так называемый принцип «анти-эстетики». Я в целом очень положительно к этому отношусь. Мне вообще всегда интересна мода – она зеркалит дух времени. Наш век – клиповое время. И это отражается в костюме: он становится пестрым, передает ощущение абсолютной свободы. Такого рода костюм будто создан для бунтарских архетипов, а бунтарем может быть и королева, и красная шапочка. Как реализовать это в образном решении? Выделить кусочек, фрагмент и зацепить за это всю идею образа.

Современная мода многим непонятна. Для многих недосягаема. Это нормально. Мода всегда требует просвещённости и знания. Вивьен Вествуд и Жан-Поль Готье – в основе их коллекций — шок, нарушение правил. Но как мастерски им это удается! Так рождается одежда для личностей, которые любят противопоставлять себя обществу. Иногда бывают такие моменты, что и кич становится интересен, понятен и выразителен. Сейчас в тренде, в том числе и дизайн, который делает образ странным, смешным – так демонстрируется протест гламуру.


— Как носить стили исторического романтизма: аристократов, пиратов; не скатываясь в карнавальный костюм?

— Раз человек задает такой вопрос, значит, пока видит эти предметы как карнавальные. Здесь требуется насмотренность, а еще – понимание того факта, что не нужно искать подобие костюма того или иного века, нужны современные вещи с элементами, деталями, фактурами искомого направления. Нужно смотреть коллекции известных брендов и видеть в них элементы этих образных решений. Вас должны интересовать не исторические костюмы, а то, как эпоха интерпретируется дизайнерами. А дальше – идти в ЦУМ, ГУМ, любые другие ТЦ – поверьте, там можно найти десятки подобных вещей, конечно, в более простом исполнении. Но все же.


— Известный американский стилист Дэвид Зайла в преддверии 2018 года в видео на Фейсбуке отметил, что его обескураживает находить в шкафах клиентов залежи «специфичной» праздничной одежды. Праздники — не повод изменять своему стилю, достаточно использовать символику маленькими штрихами. А какие рекомендации по праздничному гардеробу у Ольги Меньшиковой?

— Я согласна, что по-настоящему стильный человек не склонен надевать вещи не своего дизайна. Я бы не хотела давать общие рекомендации, так как на это требуется немало времени. Но отмечу, что важно понимать следующее: где вы будете находиться – в кругу семьи или у друзей; какова будет ваша роль – хозяйка или гостья; что это будет за место — ресторан или курорт. Нарядные платья соединяются с пространством. Должно быть чувство меры, адекватности, вкуса и стиля.